Истинный друг.

На плавмастерской. Наш ИТР

На плавмастерской. Наш ИТР.

У дока

У дока

Много понаписано о братьях наших меньших, прирученных в далеком-далеке веков для помощи и утешения в непредвиденном одиночестве человека. Позвольте и мне рассказать вам об преданности пса. В Мозамбике,в самом Мапуту прибился на виллу энергетиков,советских специалистов, громадный,уже пожилой пес. Внешне он очень походил на ризеншнауцера, правда не обрастал густой шерстью, как его российские сородичи той же породы. Уже не помню его клички,но всю подноготную ,известную и передававшуюся как и сам пес из рук в руки,из уст в уста знаю хорошо.
Будучи молодым и отважным пес по весне сбежал с одного из европейским кораблей, зашедших в порт Мапуту за водой и топливом. Его долго искали по городу и окрестностям, но инстинкты оказались сильнее, и на тот момент победила молодая и красивая местная самка. Потом пошли по Мапуто и рослые с пробивающейся породой и интеллектом псы. Лишь через месяц Пес проявился в порту у места швартовки родного судна, не оставившего даже родного запаха. Пес страдал. К себе подпускал только светлокожих. Остальных облаивал и обкусывал, если они посягали на его свободу.
Однажды ему приглянулся советский специалист, который возвращался домой с продуктами. Пес проводил его до дома и остался. Стал верным сторожем. Проходили года, менялись специалисты, пес с болью их провожал, страдал и встречал новых. Преданно и верно служил.

С капитаном японского корабля

С капитаном японского корабля

И вот 1985 год. Приехали из далекой Сибири муж с женой. Мы с ними подружились, проводили вместе вечера — их вилла располагалась рядом с моим отелем Пес меня признал. У нас появилась игра, он притаскивал полотенце и я должна была у него отбирать, так мы могли с Псом возиться долго, пока хозяева не понимали, что он меня измотал.
Но медленно надвигался у моих знакомых отъезд на Родину. Пес нервничал. При приближении уже любой машины рвал веревку, символическую привязь, и влетал на заднее сидение автомобиля. Он еще не верил своему счастью — его забирали в Россию. Уже прошли ветеринарный осмотр, получили все документы и взяли на него собачий билет. В день отлета Пес не отходил от вновь приобретенного хозяина ни на секунду. Он четко определил даже время отъезда. Первым уселся в машину. Спокойно вел себя в аэропорту, и, когда рейс отложили, вместе с хозяевами ночевал у друзей, а утром на прогулке не вернулся в прежний , ставший родным, дом-виллу, а повел хозяина к друзьям. В самолете разрешили Псу остаться в салоне. Вел себя замечательно, без каких либо претензий со стороны пассажиров. Только при пересечении экватора громко взвыл.
Я вернулась в Москву на год позже. Мы не теряли связь. Узнала, что семья вместе с Псом перебралась в Сергиев Пасад. Пригласили в гости.
Добралась, звоню в дверь, слышу за дверью-что же ты,почему не охраняешь? Что с тобой? Дверь открывают, Псина бросается ко мне на плечи и начинает вылизывать мой макияж. Потом притащил откуда-то полотенце и полчаса мы занимались физическими упражнениями по перетаскиванию полотенца.
Жил он долго. Очень любил приютившую его семью. Никогда не отходил от хозяев больше чем на десять метров. Единственное, что Пес не мог искоренить в своем характере-это нелюбовь к кошкам.

Татьяна Давыдова