ТАТЬЯНА ДАВЫДОВА — ЭКСКУРСИЯ НА ГЕРКУЛЕС

Шел к завершению 1979 год, наш топографический самолет Ан-30, пока еще в одиночестве(должен был вылететь из СССР второй самолет АН-30, для работ на севере Анголы), отрабатывал съемку территорий центральной и южной зон страны. 
Для большей безопасности и эффективности было решено по Юго-восточному региону ,куда попадал город Менонге и сама Нжива ,проводить фотосъемку из Менонге. Для этого наш экипаж перебазировался на аэродром этой провинциальной столицы . 
Вся официальная часть нашего командировочного размещения , включающая представления руководству ангольской стороны и официальный обед, который к вечеру уже был как нельзя кстати, закончились далеко за полночь. В отель ,заполненный кубинскими офицерами и нашим экипажем, уже по- домашнему расположившимся в баре около стойки , шумно беседующих с братскими воинами на хорошем русском языке, мы попали поздно. Руководство не журило экипаж, с утра необходимо было оговорить и безопасность полетов и визуальное сопровождение , материальную часть с кубинскими военными специалистами. 
Встреча была назначена на аэродроме в десять. 
Провалившись в сон, проснулась от стука в дверь номера- меня будили. Уже через десять минут была внизу на завтраке ,через пятнадцать ехали на аэродром для завершения всех необходимых боевых формальностей. Все кубинские специалисты говорили по-русски после получения образования в различных краях и областях уже нашей Великой Родины, поэтому моей особой помощи не понадобилось- аэродром и все его службы контролировались и велись кубинской стороной. 
Кубинцы работали четко и ответственно, что поражало- по Университету я знала обратное, их невнимательность, забывчивость и ,зачастую, поверхностное отношение к делам, необыкновенную шумность и южную веселость. Здесь же во всем виделась основательность, ответственность, полное знание своего предмета в военной сфере деятельности. Посмела отметить их четкость и грамотность. На что получила в ответ- у советских военных учились! 
Нам разрешили работать по 15 градус южной широты, на территорию, расположенную ниже указанного ,уходить запрещалось. 
На аэродром приземлился военно-транспортный Геркулес, оснащенный турбовинтовыми двигателями ,мощный, приземистый, курносый своей кабиной и похожий на разжиревшую утку. Наш Ан-30 по сравнению с американским представителем летающих по воле человека выглядел общипанным малолетним гусенком, вытянувшим от удивления шею со штурманским фонарем-кабиной ,напоминающий зоб, на нижнем уровне. 
Мы выпросили экскурсию по воздушному транспортному кораблю. Кабина пилотов смахивала на помещение управления полетами -удобные кресла по периметру огромного окна, панели ,усеянные приборами, обширная палуба, масса пространства ,позволяющая чувствовать себя комфортно и удобно во время полета и нам- во время осмотра. 
Естественно, сравнение с нашим тружеником было не в пользу последнего. Самолет, сотворенный политическим противником, представился качественнее и намного современнее по техническому оснащении. 
В сам грузовой салон отправились наши пилоты и инженер, вернулись молчаливые и немного сконфуженно – ошарашенные . Самолет был хорошо продуман на все случаи жизни. Его многофункциональность при минимальных доработках в конструкциях поражала. Сам аппарат казался надежным и внушительным. 
Не помню членов экипажа Геркулеса, только отзывы и шумные вздохи наших летчиков, их восторженные комментарии и нестерпимое желание взлететь в небо на такой машине остались в памяти. 
На следующий день были назначены работы. О них я уже писала, что ,практически ,проработав около часа, нас в срочном порядке посадили в Менонге на аэродром из-за постоянного сопровождения нашего Ан- 30 юаровскими самолетами. А потом, через день, отправили восвояси. По пути в Лубангу мы все же доделали работы. 

 

Scroll Up