ТАТЬЯНА ДАВЫДОВА — ФОРМА ФАПЛА.

Мы считались гражданскими при Министерстве Обороны Анголы. Фапловской формой нас снабдили после длительных и занудливых переговоров (Хотя Калашниковы мы получили сразу, еще в Луанде). 
В качестве условия было предложено в самой глубинке страны и в обязательном порядке работать исключительно в гражданском одеянии, а душу радовать иностранным пестрым колором могли только в окрестностях города Лубангу или уже около хорошо укрепленных кубинских форпостов. 
Поэтому я и свою форму в Анголе одевала раза три. 
Первый, это после того, как нам слегка подрезали бензопровод ,и мы загорелись на Лебе, красивейшем и стратегическом месте около Лубангу. У меня пострадали брюки, обгорели ноги, пришлось переодеться. 
Второй раз, когда наша группа возвращалась после недельной утомительной командировки в унитовские районы, где и наше сопровождение, и мы сами отдыхали урывками и в полном облачении, чтобы стартовать в полной готовности «с места» в случае острой необходимости. Поэтому ,после работ, по дороге домой, где-то уже в стокилометровой видимости от ставшего до боли родным Лубангу, остановились на берегу полноводной по местным меркам реки, чтобы смыть ярко оранжевый окрас пыли и приобретенный специфический запах, напоминающий скорее аромат стойла, чем человеческого тела. 
Место было оживленным, в воде плескалось несколько обнаженных анголанок. Мне было разрешено присоединиться. Благо я и сама знала, что в проточной горной воде, насыщенной глиняной породой, шистоматоз не водится. Принимала экзотическую ванну долго и с удовольствием, до окрика моих уставших коллег. Купалась прямо в одежде, чтобы смыть устоявшиеся запахи и с постаревших от длительных трудовых перипетий вельветовых джинсов и бывшей когда-то белоснежной, но ставшей вне определенного цвета, футболки. 
Потом переоделась в ароматную от свежести и практически новую фапловку. Так и наши специалисты, после реки облачились в военную форму, которая, уже подсознательно заставляет уважать себя, стройнит и облагораживает каждого мужчину, делая его уверенным в себе, своих силах и придавая его облику ,свойственное только сильному полу, мужество. 
В третий раз я в форме ехала на работы по периметру Христовой горы около Лубангу. Отрабатывали ее , кружа по «неведомым дорожкам»как по серпантину несколько раз огибая гору, приближаясь к самому памятнику, постоянно увеличивающемуся в размере, и превратившемуся, в конце- концов, в громадный монумент. 
Нас постоянно проверяли, неизвестно откуда-то появляющиеся военные, и также мгновенно исчезающие. Так что форма была в тот момент к месту, не считая необходимых документов и стажера. 
Потом я ее привезла домой, в Россию, очень берегла, но уступила после двухгодичных уговоров ,одному из коллег по новой работе.

Scroll Up