ТАТЬЯНА ДАВЫДОВА — ПИСЬМА

Письма… Эти листочки в линеечку и клеточку из далекой России от родных, близких, друзей…,приходящие раз в месяц или , если не попадали в очередную дипломатическую почту, раз в два месяца. 
А потом еще блуждали с оказией по Анголе и иногда становились великой радостью, появившись у тебя через пять и шесть месяцев , уже после получения долгожданных новостей, написанных намного позже и уже прочувствованных и зачитанных. 
Была важна каждая мелочь в жизни твоих близких, каждая радость друзей, с которой они с тобой поделились, и ты радовался с ними вместе хорошей вестью и сопереживал уже опосредованно, но с восторгом того внимания, которое досталось и на твою долю. 
Письма матери… Ее любовь, ее тревога, скользящая в каждой строке, ее сердце не обманешь… Оно поймет недосказанное, ненаписанное… 
Мы научились ценить участие, чуткость, отзывчивость, поддержку. Мы ожидали эти конверты ото всех ,ожидали с истинным нетерпением, с сердечной болью за оставленных в России близких, стараясь утешить и беззаботно успокоить, узнав, что что-то неосторожно просочилось в прессу, те события, которые могли ранить дорогие сердца. 
Каким счастьем для меня были письма от подруги из аспирантуры ИСАА, постоянно в клочки разрезавшей и «Огонек», и «Юность», и добытую где-то с превеликим трудом «Аврору», не говоря уже об «Иностранной литературе»,где ежемесячно печатались интереснейшие произведения, расходившиеся мгновенно по нашей колонии кооперантов в Лубангу, даже существовала очередность прочтения этих замызганных листочков с последними порциями опусов великих мастеров пера восьмидесятых. 
Это было также необыкновенное чувство сопричастности к мирной жизни на далекой Родине. Это также было лекарством от ностальгии, мучившей каждого, работающего в то время в Анголе. Не поверю, что это болезненное чувство не охватывало кого либо, не заставляло сердце щемить и тоскливо томиться от мыслей, наплывающих при воспоминаниях о далекой родной стране, об оставленной беззаботной жизни в студенческом общежитии или родном доме с женой и детьми. 
Эти письма были тем бальзамом, который помог нам выжить и вернуться в Россию, чтобы мы стали тем , кем стали, продолжили уже с оглядкой на тот период возмужания строить свою жизнь. 

 

Scroll Up